Новости трихологии

О новостях трихологии и не только.

*Информация носит информационный характер и не является руководством к самолечению.

Экспертная колонка редактора раздела новостей Н. Г. Баруновой.

В данной новостной колонке будет размещаться информация, которая имеет отношение к проблемам волос и кожи головы, а также к смежным областям медицины.

Наталья Григорьевна Барунова –врач дерматолог-трихолог, рефлексотерапевт, нутрициолог, специалист по антивозрастной медицине. Опыт работы - более 18 лет.

Мнение эксперта.

Трихология (наука о диагностике и лечении заболеваний волос и кожи головы) находится на стыке многих специальностей – дерматологии и косметологии, эндокринологии и гинекологии, психоневрологии и нутрициологии. Именно поэтому специалисту, который занимается лечением трихологических проблем, так необходимы знания из различных областей медицины.

Волосяной фолликул – сложноорганизованная система, которая является как продуцентом, так и мишенью различных гормонов и нейтротрансмиттеров. Изменение состояния волос может свидетельствовать как об изолированной проблеме волосяно-железистого аппаратам (реактивное выпадение волос вследствие внутренних и внешних факторов, или их сочетания и др.), так и о системных нарушениях всего организма, начиная с проблем преждевременного старения, заканчивая аутоиммунными заболеваниями кожи головы и других органов и систем.

В этом и состоит искусство специалиста – выявить, на каком уровне локализуется проблема у конкретного индивидуума, и определить точки приложения для реализации диагностических и терапевтических мероприятий.

*Необходима консультация специалиста.

Врожденная аплазия кожи

Реферат статей из отечественных и зарубежных источников.

Перевод и реферирование статей Н.Г. Баруновой. Перепечатка материалов возможна только при наличии активной ссылки на данный ресурс: http://iat-education.ru, http://iat-education.com

 Врожденная аплазия кожи, или Aplasiacutiscongenital, относится к редким заболеваниям кожи. Для данного состояния характерно локализованное полное или частичное отсутствие кожи, чаще всего на волосистой части головы, но также оно может встречаться и на других участках тела.

 Врожденная аплазия кожи может существовать как изолированно, так и быть связана с другими аномалиями развития - пороки развития костной, нервной и других систем, хромосомные аномалии. При осмотре визуализируется участок округлой, овальной или триангулярной формы. Дефект кожи чаще представляет собой очаг рубцовой алопеции, иногда может иметь вид язвы; диаметр может варьировать от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров в диаметре.

Данный порок развития относится к наследуемым преимущественно по аутосомно-доминантному типу.

 Дифференциальную диагностику аплазии кожи проводят с травматическими повреждениями (в том числе, при родах), врожденной дермоидной кистой, сальным невусом, а также – с дискоидной склеродермией, красной волчанкой.

Важен тщательный сбор анамнеза и осмотр других членов семьи, наличие у них врожденной аплазии может помочь в постановке диагноза (Дифференциальная диагностика кожных болезней. 1989).

 Классификация врожденных аплазий кожи, предложенная Frieden IJ (1986), включает 9 групп и базируется на локализации и количестве очагов аплазии, наличии или отсутствии ассоциированных пороков развития

 Таблица. Классификация врожденных аплазий кожи по Frieden IJ (схематически). Переводавтора, наосновеисточников:

 Frieden IJ: Aplasia cutis congenita: a clinical review and proposal for classification. J Am  Acad Dermatol, Apr 1986; 14(4)

Wan J, James WD, Aplasia Cutis Congenita,http://emedicine.medscape.com, May 12, 2017.

 

Группа

 

Описание особенностей врожденных аплазий кожи

Группа I

 

Врожденные аплазии кожи волосистой части головы без множественных аномалий.

Почти 86% изолированных очагов поражений локализуются в области скальпа

 

Группа II

 

Врожденные аплазии кожи волосистой части головы с ассоциированными аномалиями конечностей.

Аномалии конечностей обычно асимметричны, чаще происходит вовлечение нижних конечностей.

 

Группа III

 

Врожденные аплазии кожи волосистой части головы, ассоциированные c эпидермальными невусами и невусами сальных желез.

 

Группа IV

 

Врожденные аплазии кожи, сочетающиеся с эмбриологическими мальформациями, включая такие пороки развития, как менингомиелоцеле, краниальный стеноз, порэнцефалия, спинальный дизрафизм, гастрошизис, омфалоцеле.

 

Группа V

 

Врожденные аплазии кожи, ассоциированные с плацентарным инфарктом или *fetus papyraceous

*Fetus Papyraceous или ""Бумажный" плод - один плод из двойни, который погиб, сморщился и мумифицировался в матке. Данное состояние обнаруживается во время родов, при этом выживший плод имеет врожденную, обычно –обширную, аплазию кожи в области туловища и конечностей.

 

Группа VI

 

Врожденные аплазии кожи, ассоциированные с буллезным эпидермолизом.

Врожденная аплазия кожи может встречаться при любом типе буллезного эпидермолиза (простом, пограничном, дистрофическом). Во многих наблюдениях описывается локализация врожденной аплазии в области нижних конечностей.

 

Группа VII

 

Врожденные аплазии кожи, локализованные в области конечностей, не ассоциированные с буллезным эпидермолизом.

 

Группа VIII

 

Врожденные аплазии кожи, вызванные тератогенами.

Несколько описанных случаев врожденной аплазии кожи были ассоциированы с внутриутробными инфекциями вирусами herpes simplex или varicella zoster, а также с воздействием метимазола в лечении тиреотоксикоза беременных.

 

Группа IX

Врожденные аплазии кожи с ассоциированными синдромами мальформаций (пороков развития)

Врожденные аплазии кожи сопутствуют многим синдромам мальформаций, включая такие, как трисомия 13 (Patau syndrome), 4р – (Wolf-Hirschhorn) синдром, синдром Setleis, фокальная дермальная гипоплазия (Goltz syndrome), 46 XY дисгенезия гонад, синдром Johanson-Blizzard и другие.

 

 Частота распространения врожденной аплазии в популяции оценивается как 1-3 случая на 10.000 новорожденных. Впервые аплазия кожи нижних конечностей была описана M. Cordon в 1767 г., а аплазия волосистой части головы - W. Campbell (в 1826 (Клиническая дерматовенерология, 2009). Считается, что в 70% случаев врожденная аплазия представляет собой единичный дефект, локализованный в области кожи волосистой части головы, но в ряде случаев могут наблюдаться и множественные очаги поражения (WanJ, JamesWD, 2017)

 Pinheiro AM с коллегами (2016) представили случай врожденной аплазии кожи у девочки в возрасте 45 дней, с описанием дерматоскопических признаков данного состояния. Дерматоскопия, трихоскопия – обследование кожи головы и волос с использованием специализированных приборов - дерматоскопов, трихоскопов – относятся к простым, быстрым и неинвазивным методам обследования пациентов с заболеваниями волос и кожи головы.

 Клинический случай (Pinheiro AM etal, 2016)

Пациентка – девочка, в возрасте 45 дней, с очагом алопеции, существующим с рождения. При осмотре обнаружен гипопигментированный участок алопеции в левой фронтопариетальной области. На трихоскопии участка выявлялись луковицы волос, которые визуализировались через полупрозрачный эпидермис, и сосудистая сеть. Каких-либо других изменений при клиническом обследовании выявить не удалось.

 

 

 

Рис.1. (а) Стрелка указывает на локализацию гипопигментированного участка. (b) Дерматоскопия, увеличение х 20: полупрозрачный эпидермис, отсутствие устьев сальных и потовых желез, визуализируются волосяные луковицы и сосуды. Фото @ Pinheiro AM 2016.

Жалобы на выпадение волос достаточно распространены в детском возрасте. Среди наиболее частых причин выпадения волос следует отметить дерматофитии (о важности трихоскопии в диагностике дерматофитий–см статью Азбука Морзе - Новости в трихоскопии дерматофитий), гнездную алопецию, телогеновое выпадение волос и трихотилломанию.

К более редким причинам выпадения волос относят декальвирующий фолликулит, врожденный ихтиоз, невус сальных желез и врожденные аплазии кожи.

Глубина повреждения подлежащих тканей при врожденных аплазия кожи может варьировать от эпидермиса и верхних участков дермы, с минимальными признаками рубцевания в области очага алопеции, до более глубоких дефектов, повреждающих дерму, захватывающих подкожно-жировую клетчатку, надкостницу, череп и даже твердую мозговую оболочку. 

Обычно для описания врожденных аплазий кожи используется классификация по Frieden, описанная выше.

 Диагностика.

Диагноз врожденной аплазии кожи базируется на физикальном осмотре; необходимости в проведении биопсии обычно не возникает. При подозрении на наличие генетических заболеваний, возможно проведение генетических тестов.

При гистологическом исследовании врожденной аплазии кожи изменения зависят от глубины дефекта; в большинстве случаев может наблюдаться только отсутствие придатков кожи. Характерно полное отсутствие эидермиса, а в дерме, при ее наличии, отсутствуют эластические волокна.

Трихоскопия набирает все большую популярность в диагностике заболеваний скальпа. Так, RudnickaLetal. (2012) описали радиальное расположение стержней волос, увеличенные волосяные луковицы с темными пигментированными проксимальными участками, которые видны через полупрозрачный эпидермис, визуализированные сосуды, которые коррелируют с атрофией кожи, отсутствие устьев фолликулов в центре очага. Трихоскопия также доказала свою эффективность в дифференциальной диагностике между врожденной аплазией кожи и невусом сальных желез (Neri I et al 2009, Tosti A, 2015).

 Прогноз.

Кожные дефекты при врожденной аплазии могут заживать, с образованием рубцов, как атрофических, так и келоидных. Прогноз заболевания зависит как от локализации аплазии и площади поражения, а также от глубины и выраженности поражения поврежденных тканей. Кроме того, имеет значение, является ли аплазия единичным изолированным очагом поражения, или она сочетается с множественными пороками развития.

 

   Список литературы

·         «Дифференциальная диагностика кожных болезней». Руководство для врачей под ред. Б. А. Беренбейна, А. А. Студницина.. М. Медицина 1989FriedenIJ. Aplasia cutis congenita: A clinical review and proposal for classification. J Am Acad Dermatol 1986;14:646-60. 

·         Caksen H, Kurtoglu S. Our experience with aplasia cutis congenita. J Dermatol 2002;29:376-9. 

·         Wan J, James WD, Aplasia Cutis Congenita, http://emedicine.medscape.com, May 12, 2017.

·         Клиническая дерматовенерология [под ред. Ю.К. Скрипкина, Ю.С. Бутова],2009. Т.2   

·         Pinheiro AM, Mauad EB, Fernandes LF and Drumond RB. Aplasia Cutis Congenita: Trichoscopy Findings. Int J Trichology. 2016 Oct-Dec; 8(4): 184–185.

·         Rudnicka L, Olszewska M, Rakowska A. Atlas of Trichoscopy: Dermoscopy in Hair and Scalp Disease. London: Springer; 2012. p. 191-202. 

·         Tosti A. Dermoscopy of the Hair and Nails. 2nd ed. Boca Raton, FL: CRC Press; 2015. p. 79-80. 

Neri I, Savoia F, Giacomini F, Raone B, Aprile S, Patrizi A. Usefulness of dermatoscopy for the early diagnosis of sebaceous naevus and differentiation from aplasia cutis congenita. Clin Exp Dermatol 2009;34: 50-2.

Азбука Морзе - Новости в трихоскопии дерматофитий

Реферат статей из зарубежных источников.

Перевод и реферирование статей Н.Г. Баруновой. Перепечатка материалов возможна только при наличии активной ссылки на данный ресурс: http://iat-education.ru, http://iat-education.com

 

Фото ©2016 Elghblawi (Idiosyncratic findings in trichoscopy of tinea capitis: Comma, zigzag hairs, corkscrew, and morse code-like hair. IntJTrichol 2016).

 

В последнее время все большее значение в диагностике пациентов с заболеваниями волосистой части головы придается такому специализированному трихологическому методу диагностики, как трихоскопия. Этот метод, описанный Olszewska и др. специалистами в 2006 г и позже, представляет собой дерматоскопию волос и скальпа с использованием дерматоскопа/ трихоскопа. Данный метод хорошо зарекомендовал себя как высокоэффективный, малоинвазивный, и в то же время, высокоточный и быстрый метод исследования кожи и волос in vivo.

Трихоскопия в настоящее время широко используется специалистами для дифференциальной диагностики таких состояний, как гнездная и рубцовая формы алопеций, андрогенетическая и телогеновая алопеции, дерматофитии волосистой части головы и другие.

 

К дерматофитиям волосистой части головы относят заболевания, вызываемые грибами Trichophyton, Epidermophyton и Microsporum. В западной литературе эти состояния называют Tinea capitis.

 

За рубежом выделяют следующие клинико-этиологические формы дерматофитий волосистой части головы:

1) эктотрикс-инфекция. Вызывается Microsporum spp. (антропозоонозная микроспория волосистой части головы);

2) эндотрикс-инфекция. Вызывается Trichophyton spp. (антропонозная трихофития волосистой части головы);

3) фавус (парша). Вызывается T. shoenleinii;

4) керион (инфильтративно-нагноительная дерматофития).

На территории России и Восточной Европы основным возбудителем Tinea capitis является Microsporum canis. Также M. canis, наряду с T. rubrum, являются наиболее частыми «виновниками» дерматофитий гладкой кожи в России  (Сергеев А.Ю., Сергеев Ю.В. 2003).

 Elghblawi E. (2016) представил клинический случай с описанием трихоскопии пациента в возрасте 6 лет, с диагнозом «Дерматофития волосистой части головы» (Tineacapitis). Шестилетний пациент, соматически здоровый, обратился с жалобами на появление очага в правой теменной области скальпа, который появился за несколько недель до обращения к врачу. Состояние сопровождалось интенсивным зудом и болезненностью в области очага. В анамнезе отмечался контакт пациента с кошками.

 Было проведено физикальное обследование пациента, микроскопия и культуральная диагностика, а также люминесцентная диагностика с помощью лампы Вуда, и трихоскопия участка поражения. В области очага поражения выявлялось наличие коротких обломанных волос; при трихоскопии визуализировались зигзагообразные волосы (в большом количестве), волосы по типу штопора, волосы в виде поросячьего хвостика, по типу запятой и в виде азбуки Морзе (рис.1 ©2016 Elghblawi).

 

 

 

 

 

 

 

 

При исследовании с применением лампы Вуда наблюдалось характерное светлое желтовато-зеленое свечение (рис.2 ©2016 Elghblawi).

 

 

 

 

 

 

 

 

При культуральном исследовании дерматофиты не были обнаружены.

На основании данных осмотра, люминесцентной диагностики и трихоскопия пораженного участка пациенту был поставлен диагноз «Дерматофития волосистой части головы» (Tineacapitis) и назначено лечение гризеофульвином в течение 4 недель, в стандартной дозировке, с учетом массы тела пациента.

При повторном обследовании было установлено, что очаг поражения полностью разрешился с восстановлением роста волос.

 

Tineacapitis является частой инфекцией скальпа у детей и вызывается преимущественно грибами рода Trichophyton и Microsporum. Появление очагов поражения в области скальпа, сопровождающихся шелушением, зудом и наличием коротких, обломанных волос должно насторожить врача и способствовать более тщательному обследованию такого пациента (HaliasosEC  etal 2013).

 

Микроскопия и культуральная диагностика представляют собой стандарт диагностики дерматофитий, однако провести данные методы исследования не всегда представляется возможным, кроме того, в ряде случаев, как и в данной ситуации, результат культуральной диагностики может быть отрицательным.

В таком случае возрастает роль таких методов, как люминесцентная диагностика и трихоскопия.

По данным SlowinskaM, RudnickaL (2008), наличие волос в виде запятой считается отличительным маркером Tineacapitis; кроме того, для данного состояния характерны обломанные волосы и черные точки. Также специфическими признаками дерматофитий волосистой части головы считается наличие волос в виде штопора, и волос по типу поросячьего хвостика. Волосы в виде штопора были предложены как новый трихоскопический признак Tineacapitis относительно недавно (Hernández-BelP 2012).

Также недавно был описан трихоскопический признак, который виден при большом увеличении линзы трихоскопа и плохо различим при малом увеличении. Это волосы по типу азбуки Морзе (синоним - barcode-likehairs), для которых характерно чередование светлых участков (полосок), представляющих собой локализованные области грибковой инфекции, и темных полосок – интактных, здоровых участков волоса (LacarrubbaFetal, 2015).

В описанном Elghblawi E. (2016) клиническом наблюдении основным трихоскопическим признаком у пациента с трихофитией были волосы по типу загзага, но также в области очага поражения визуализировались волосы по типу штопора, волосы в виде поросячьего хвостика, по типу запятой и в виде азбуки Морзе.

Заключение. Следует отметить, что при наличии у пациентов детского возраста очагов поражения на волосистой части головы, сопровождающихся зудом, шелушением, наличием обломанных волос, следует проводить дифференциальную диагностику между дерматофитиями скальпа и гнездной алопецией, реже-трихотилломанией.

Все три наиболее часто встречающиеся у детей нозологии с образованием очагов на волосистой части головы – дерматофитии скальпа, трихотилломания и гнездная алопеция – отличаются друг от друга как по характеру поражения и этиологии процесса, так и по методам лечения, прогнозу течения и успешности терапии заболевания.

Помимо трихоскопии, для исключения или верификации диагноза Tineacapitis необходимы микроскопия и культуральная диагностика, а также люминесцентная диагностика.

Лечение классических форм дерматофитий, особенно при раннем обнаружении, обычно не представляет сложности, и после проведенного курса противогрибковой терапии наступает полное восстановление роста волос в области очагов инфекции.

Однако, стоит помнить о том, что достаточно часто не только пациенты, которые занимаются самолечением, но и врачи, которые не смогли распознать грибковое заболевание у пациента, при дерматофитиях начинают применение топических средств, содержащих глюкокортикостероиды, что приводит к стиханию воспалительных явлений, затруднению постановке диагноза, и появлению стертой формы заболевания (tinea incognito). В большей степени это относится к микозам гладкой кожи, но все шире подобная практика встречается и при наличии очагов поражения на волосистой части головы.

Трихотилломания, которая чаще всего проявляется в рамках синдрома навязчивых состояний, может требовать от лечащего доктора значительных усилий как на стадии постановки диагноза, так и на стадии общения с родителями маленького пациента, которые чаще всего не хотят признавать данный диагноз. Лечение следует проводить совместно с психоневрологом, психотерапевтом.

Гнездная алопеция - аутоиммунное заболевание, которое может протекать как с изолированным поражением волосяных фолликулов на волосистой части головы, глпдкой кожи, и/или ногтей, так и сочетаться с другими аутоиммунными нозологиями. Своевременная постановка диагноза в этой ситуации необходима для быстрого начала терапии с целью предотвращения распространения очагов потери волос.

Важно помнить, что правильная постановка диагноза – залог адекватно назначенного лечения и скорейшего выздоровления.

 

Список литературы:

·         Сергеев А.Ю., Сергеев Ю.В. Дерматофитии // РМЖ. 2003. №15. С. 845

·         Elghblawi E. Idiosyncratic findings in trichoscopy of tinea capitis: Comma, zigzag hairs, corkscrew, and morse code-like hair. Int J Trichol 2016;8

·         Haliasos EC, Kerner M, Jaimes-Lopez N, Rudnicka L, Zalaudek I, Malvehy J, et al. Dermoscopy for the pediatric dermatologist part I: Dermoscopy of pediatric infectious and inflammatory skin lesions and hair disorders. Pediatr Dermatol 2013;30

·         Slowinska M, Rudnicka L, Schwartz RA, Kowalska-Oledzka E, Rakowska A, Sicinska J, et al. Comma hairs: A dermatoscopic marker for tinea capitis: A rapid diagnostic method. J Am Acad Dermatol 2008;59

·         Lin Y, Li Y. The dermoscopic comma, zigzag, and bar code-like hairs: Markers of fungal infection of the hair follicles. Dermatol Sin 2014;32

·         Isa R, Amaya B, Pimentel M, Arenas R, Tosti A, Cruz A. Dermoscopy in tinea capitis: A prospective study on 43 patients. Med Cutan Iber Lat Am 2014;42

Hernández-Bel P, Malvehy J, Crocker A, Sánchez-Carazo JL, Febrer I, Alegre V. Comma hairs: A new dermoscopic marker for tinea capitis. Actas Dermosifiliogr 2012;103

Зеленый чай защитит от алопеции?

Как известно, при андрогенетической алопеции дигидротестостерон (ДГТ) способствует укорочению фазы роста волосяного фолликула, приводя к преждевременному выпадению волос.

В ряде исследований было продемонстрировано, как изменение в экспрессии микроРНК (miRNA) влияет на ДНК- медиированную гибель клеток; оказывает влияние на жизнеспособность клеток, генерацию свободных форм кислорода (СФК), и старение.

В исследовании, опубликованном в Анналах дерматологии [Ann Dermatol. 2016 Jun],Shin S, Kim etal показали, что эпигаллокатехиногаллат, основной компонент зеленого чая, защищает клетки от гибели, индуцированной ДГТ, за счет регуляции экспрессии клеточной микроРНК.

Группа исследователей Shin S, Kim etalиспользовала метод микроматричного анализа для идентификации уровня экспрессии микроРНК (miRNA) в клетках дермальной папиллы человека. Также ими было проанализировано влияние экспрессии микроРНК на защитные свойства эпигаллокатехиногаллатов от индуцированной ДГТ гибели клеток, замедления роста [волосяного фолликула], внутриклеточного уровня свободных форм кислорода (СФК) и старения.

Результаты исследования.

Эпигаллокатехиногаллаты (ЭГКГ) зеленого чая защищают волосяной фолликул от действия ДГТ путем изменения экспрессии микроРНК в клетках дермальной папиллы; ЭГКГ ослабляют негативное действие дигидротестостерона, который индуцирует гибель клеток и замедляет рост волосяного фолликула. Кроме того, эпигаллокатехиногаллаты снижают уровень свободных форм кислорода (СФК) внутри клетки, и замедляют процессы старения.

Авторами исследования [Shin S, Kim etal] был сделан вывод о том, что эпигаллокатехиногаллаты (ЭГКГ) зеленого чая уменьшают негативное воздействие дигидротестостерона (ДГТ), за счет изменения экспрессии клеточной микроРНК в клетках дермальной папиллы.

Ранее в других работах были описаны антиканцерогенное действие зеленого чая; а также защитное действие эпигаллокатехиногаллатов зеленого чая от повреждения ДНК и гибели клеток, вызванных УФ излучением, за счет регулирования активности специфической микроРНК23.

Помимо противовоспалительной и антиоксидантной активности зеленого чая, ЭГКГ, входящие в его состав, защищают волосяные фолликулы от андрогенетической алопеции за счет ингибирования 5-альфа-редуктазы и стимулируют рост волос.

Следует отметить, что большинство работ по применению зеленого чая в дерматологии и других областях медицины, принадлежит исследователям из Азии и Японии, где зеленый чай – традиционный напиток, который пользуется заслуженным уважением за его противовоспалительные, антиканцерогенные и антивозрастные свойства.

На территории России с успехом применяется профессиональная линия Time-to-grow для восстановления волос, в состав которой входят эпигаллокатехиногаллаты (ЭГКГ) и другие компоненты экстракта зеленого чая, высокоэффективного ингредиента японского производства.

Источники:

KwonOS, HanJH, YooHG, ChungJH, ChoKH, EunHC, etal. Human hair growth enhancement in vitro by green tea epigallocatechin-3-gallate (EGCG) Phytomedicine. 2007;14

Shankar S, Ganapathy S, Srivastava RK. Green tea polyphenols: biology and therapeutic implications in cancer. Front Biosci. 2007;12

Du GJ, Zhang Z, Wen XD, Yu C, Calway T, Yuan CS, et al. Epigallocatechin Gallate (EGCG) is the most effective cancer chemopreventive polyphenol in green tea. Nutrients. 2012;4

Shin S1, Kim K1, Lee MJ1, Lee J1, Choi S1, Kim KS1, Ko JM1, Han H1, Kim SY1, Youn HJ2, Ahn KJ2, An IS3, An S1, Cha HJ1 Epigallocatechin Gallate-Mediated Alteration of the MicroRNA Expression Profile in 5α-Dihydrotestosterone-Treated Human Dermal Papilla Cells.Ann Dermatol. 2016 Jun;28(3)

Cha HJ, Kim OY, Lee GT, Lee KS, Lee JH, Park IC, et al. Identification of ultraviolet B radiation-nduced microRNAs in normal human dermal papilla cells. Mol Med Rep. 2014;1

Lecumberri E, Dupertuis YM, Miralbell R, Pichard C. Green tea polyphenol epigallocatechin-3-gallate (EGCG) as adjuvant in cancer therapy. Clin Nutr. 2013;32

Hiipakka RA, Zhang HZ, Dai W, Dai Q, Liao S. Structureactivity relationships for inhibition of human 5alpha-reductases by polyphenols. Biochem Pharmacol. 2002;63

Katiyar SK1, Matsui MS, Elmets CA, Mukhtar H. Polyphenolic antioxidant (-)-epigallocatechin-3-gallate from green tea reduces UVB-induced inflammatory responses and infiltration of leukocytes in human skin. Photochem Photobiol. 1999 Feb;69(2).

 

Lecumberri E1, Dupertuis YM, Miralbell R, Pichard C. Green tea polyphenol epigallocatechin-3-gallate (EGCG) as adjuvant in cancer therapy. Clin Nutr. 2013 Dec;32(6):894-903.

Качество жизни и алопеция: научный подход.

Реферат статей из зарубежных источников. Составлен Н.Г. Баруновой

 

    Известно, что ухудшение состояния кожи и волос по-разному ощущается разными людьми, вызывая у многих симптомы повышенной тревожности и даже депрессии, что зачастую приводит к ухудшению качества их жизни.

 В дерматологии (и трихологии) для оценки качества жизни пациента применяют специальный опросник - TheDermatologyLifeQualityIndex (DLQI) - Дерматологический Индекс Качества Жизни. Его используют для того, чтобы оценить степень воздействия дерматологического / трихологического состояния на аспекты жизни пациента, а также для оценки изменения качества жизни вследствие воздействия этого заболевания.

Этот опросник используется также для того, чтобы оценить эффективность терапии дерматологического/ трихологического заболевания.

TheDermatologyLifeQualityIndex (DLQI) был разработан в Великобритании Prof. Finlay и его коллегами: http://sites.cardiff.ac.uk/dermatology/quality-of-life/, и сегодня доступен на многих языках, включая русский.

Алопеции обычно относят к нетяжелым дерматологическим состояниям, которые, тем не менее, могут вызывать тяжелые психологические проблемы и приводить к депрессии. Среди наиболее частых видов алопеций выделяют гнездную алопецию (ГА) и андрогенетическую алопецию (АГА).

Исследователями MinZhang и NanZhang (2017) была проведена оценка качества жизни у пациентов КНР, с гнездной и андрогенетической формами алопеции. В исследовании применялся TheDermatologyLifeQualityIndex (DLQI) - Дерматологический индекс качества жизни.

Методы.

В исследование было включено 178 пациентов с ГА и АГА, для оценки качества жизни которых использовался соответствующий опросник – DLQI. Он включал 10 аспектов, касающихся симптомов и ощущений пациентов, ежедневного времяпрепровождения, отдыха, работы и учебы, личных отношений и аспектов терапии. Оценка каждого аспекта проводилась по шкале от 0 до 3, общего уровня DLQI – от 0 до 30.

Результаты.

Показатели опросника DLQI 178 пациентов варьировали от 0 до 28, средний показатель был равен 6.3. У молодых пациентов показатели были более высокими (P<0.05), также высокие показатели наблюдались у пациентов с выпадением волос более 12 месяцев (P<0.05). Интересно, что показатели Дерматологического индекса качества жизни (DLQI) у пациентов с гнездной формой потери волос были значительно выше, чем показатели у пациентов с андрогенетической алопецией (P <0.05).

Наблюдения исследователей коррелируют с клинической практикой – в среднем, пациенты с гнездной формой алопеции более тяжело переживают свое состояние, нежели пациенты с выпадением волос по мужскому и женскому типам (андрогенетическая алопеция у мужчин и женщин соответственно). Некоторые исследователи сообщали о взаимосвязи наличия ГА и суицидальными попытками у детей и подростков. Все это может свидетельствовать о неоцененности важности психосоциального аспекта при наличии потери волос, особенно в детском и подростковом возрасте. 

В данном исследовании не было выявлено влияния на ответы DLQI в зависимости от пола, семейного положения, уровня образования, наличия алопеции в анамнезе, семейного анамнеза по алопеции, или тяжести существующей алопеции.

Выводы. Авторы сделали вывод о том, что наличие ГА и АГА оказывает умеренное воздействие на качество жизни пациентов. Более высокие показатели опросника QoL были достоверно ассоциированы с молодым возрастом, длительной потерей волос, более 12 месяцев и гнездной формой алопеции. Исследователями было обнаружено влияние как гнездной, так и андрогенетической форм алопеции на качество жизни пациентов, причем не только на физиологические, но и на эмоциональные и социальные аспекты. Как совершенно справедливо отмечают авторы, несмотря на то, что состояния потери волос не относятся к опасным для жизни, следует обращать больше внимания на би-психо-социальные аспекты этих состояний.

Комментарий редактора. Поскольку психосоциальный аспект данных состояний чрезвычайно важен, все большее внимание уделяется коррекции психоэмоционального аспекта, наряду с воздействием непосредственно на области потери волос. В последнее время все большее признание во всем мире находят немедикаментозные способы коррекции стрессов, такие, как психотерапия, физиотерапия, акупунктура (иглорефлексотерапия). Эти методы способствуют снижению тревожности и эмоционального напряжения при отсутствии побочных эффектов, которые свойственны лекарственным препаратам.

Ссылки:

http://sites.cardiff.ac.uk/dermatology/quality-of-life/

Min Zhang and Nan Zhang. Patient Prefer Adherence. 2017; 11. Quality of life assessment in patients with alopecia areata and androgenetic alopecia in the People’s Republic of China.

Sinclair RD1. Alopecia areata and suicide of children. Med J Aust. 2014 Feb 17;200(3):145.

Lugović-Mihić  et al. Acta Clin Croat. 2013 Sep;52(3)..Psychoneuroimmunologic aspects of skin diseases.

Marta Kuty-Pachecka. Psychological and psychopathological factors in alopecia areata. Psychiatr. Pol. 2015; 49(5).

 

 

 

Уровень витамина D3 в сыворотке крови у пациенток с ВВЖТ - Выпадением Волос по Женскому Типу (Женская Андрогенетическая Алопеция).

 

Выпадение волос по женскому типу (ВВЖТ) – наиболее частая причина потери волос у женщин. Это состояние характеризуется диффузным нерубцовым выпадением и поредением волос в зоне срединного пробора и теменной области волосистой части головы.

Патофизиология ВВЖТ на сегодняшний день изучена недостаточно хорошо, считается, что в ее основе лежит многофакторная генетическая предрасположенность.

ВВЖТ наблюдается у женщин без повышенного уровня андрогенов (гиперандрогении), что свидетельствует о вероятности андроген-независимого механизма ее развития. Это также объясняет отсутствие ответа на лечение антиандрогенами у ряда пациенток с ВВЖТ.

Как было показано в недавних исследованиях, изменение уровня витамина Д может быть ассоциировано с Выпадением волос по женскому типу.

Целью данного исследования была оценка уровня витамина Д у пациенток с ВВЖТ и сравнение его уровня с показателями в группе контроля.

Методы.

В данном исследовании по типу случай-контроль, участвовало 45 женщин с ВВЖТ и такое же количество здоровых женщин в группе контроля. Обе группы соответствовали другу по возрасту, количеству времени, которое испытуемые проводили под солнечным излучением, и ИМТ (индекс массы тела).

Измерение уровня сывороточного 25 (ОН) витамина Д3 проводилось с помощью теста ELISA.

Результаты:

60% пациенток с ВВЖТ находились в возрастной группе 15–30 лет, средний возраст составлял 29.11 ( ±7.30) лет. У большинства пациенток (66.7%), выраженность поредения волос соответствовала I степени по шкале Ludwig. Средний уровень сывороточного витамина Д3 в группе пациентов и группе контроля составлял 13.45 (±8.40) и 17.16 (±8.96), соответственно. T-тест выявил достоверную разницу между 2 группами относительно уровня сывороточного витамина Д3 (P = 0.04).

Заключение.

Данное исследование выявило корреляцию между наличием Выпадения волос по женскому типу и снижением уровня витамина Д3. Рекомендуется проводить оценку уровня сывороточного витамина Д3 (а также оценку уровня других гормонов) у пациентов с данной нозологией.

Int J Trichology. 2016 Jul-Sep; 8(3): 116–120.

 

Mahnaz Banihashemi, Yalda Nahidi, Naser Tayyebi Meibodi,1 Lida Jarahi,2 and Mojgan Dolatkhah3

Криотерапия жидким азотом у пациентов с гнездной алопецией, не поддающейся терапии: исследование 11 клинических случаев.

Гнездная алопеция (ГА), не поддающаяся лечению –достаточно часто встречающееся явление в клинической практике. У некоторых пациентов не удается добиться эффекта в лечении даже при применении всех известных конвенциональных методик лечения.

Цель исследования.

Изучить эффективность применения терапии жидким азотом у пациентов с упорной формой ГА.

Методы исследования.

Приведены данные лечения 11 пациентов с упорной формой ГА, не поддающейся терапии, которые не получили эффекта от различных видов лечения, применяемых в течение 6 месяцев до обращения в наш центр. Пациенты получали курсы криотерапии, перерыв между курсами составлял 2 недели, максимальное количество курсов до зарастания составляло пять. Для проведения процедур использовался специальной устройство с криораспылителем. Через 2 месяца после последней процедуры проводилась оценка состояния отросших волос.

Оценка эффективности терапии.

Ответ на лечение оценивался через 4,8 и 16 недель терапии.

Результаты.

В исследование было включено 11 пациентов, 1 пациент выбыл из исследования в связи с невозможностью посещать специалистов для оценки результатов терапии.

Из 10 пациентов, у пяти (50%) наблюдался очень хороший результата, у трех (30%) –хороший результат, у 1 (10%) – удовлетворительный и у 1 (10%) –слабый ответ на лечение.

Не наблюдалось каких-либо серьёзных побочных эффектов на фоне проводимого лечения. К 16 неделе у 80% пациентов сохранялся рост волос.

Заключение.

Применение терапии жидким азотом может рассматриваться как эффективный метод лечения у пациентов с упорной формой гнездной алопеции.

Int J Trichology. 2016 Jan-Mar; 8(1): 15–20. Vijay P Zawar and Gayatri Mukund Karad

Задать вопрос